Всероссийская общественная организация

Союз Композиторов России

Основан
в 1932 г.

ДУХ ЧЕРКЕССКОЙ МУЗЫКИ

ДУХ ЧЕРКЕССКОЙ МУЗЫКИ

В КАМЕРНОМ ЗАЛЕ ФИЛАРМОНИИ ИСПОЛНИЛИ ПРОИЗВЕДЕНИЯ АДЫГСКИХ (ЧЕРКЕССКИХ) КОМПОЗИТОРОВ

Черкесская музыка в последнее время стала регулярно появляться в программах. Например, частый гость модных российских площадок – этнографический проект Ored Recordings из Нальчика. Фольклор Кавказа интересен не только нам: в прошлом году ансамбль проекта выступал на нидерландском Le Guess Who? – едва ли не главном фестивале немейнстримной музыки в Европе. Академические сочинения черкесских композиторов для многих посетителей филармонии – terra incognita, потому что в Москве они исполняются очень редко. Адыгских авторов разных поколений представили на концерте Союза композиторов.

Старшее поколение – Аслан Дауров, Джабраил Хаупа и Аслан Нехай – композиторы, родившиеся в начале 1940-х годов. В их наследии встречаются сочинения разных жанров и форм, но важную роль для каждого сыграл фольклор: они делали обработки подлинных песен и для своих произведений часто выбирали музыкальный материал, напоминающий народный. Переосмысление национальной культуры для адыгских авторов – неотъемлемая часть творческого процесса, особенно это чувствовалось в произведениях композиторов старшего поколения. Ведущий концерта музыковед Сергей Уваров сказал об одной из пьес, что композитор одевает «фольклор в академические одежды».

Сонатина для флейты и фортепиано Аслана Даурова – ее исполняли Ирина Пешкова (флейта) и Диана Кончева (фортепиано) – была построена на танцевальных энергичных ритмах, и в ней флейта звучала, как пастуший рожок. Для этого же состава написана Сюита № 1 Джабраила Хаупы (сыграли Варвара Воробьёва и Мурат Кабардоков), здесь диалог с народной музыкой ощущался в мелодике и тонкой работе с фактурой. Важная сторона черкесской культуры – скрытая темпераментность – отразилась наиболее ярко в сочинениях Аслана Нехая: Токкате для фортепиано (исполняла Амина Кясова) и Сонате-фантазии для виолончели и фортепиано (партия виолончели – Игорь Ботвин, фортепиано – Мурат Кабардоков).


Украшением концерта стал необычный инструмент – кавказская гармоника. В этот вечер сочинения исполняли Сюзанна Тхалиджокова и Залимгери Темирканов – участники трио «Пшина». Для многих слушателей гармоника прочно ассоциируется с музыкой средней полосы России, но у черкесов тембр звучит совершенно иначе. Композиторы могут создавать с помощью инструмента причудливые наслоения ритмов и фактур, как в Сонате Хаупы, а могут – что-то драматичное и эпическое, как в «Песне-плаче об Адиюх» Даурова. Последняя основана на легенде о гибели молодой девушки; пьеса звучит как хорал на органе с густыми басами, в ней передано что-то вселенское и необъятное, как грандиозное пространство гор.

Молодые адыгские композиторы – Мурат Кабардоков и Артем Пысь – известны больше, чем их старшие коллеги. Возможно, их творческой реализации способствовало и то, что они живут в столичных городах. В 2020 году оба стали лауреатами конкурса «Партитура». Кабардоков учился в Петербурге и сейчас активно выступает с концертами не только в качестве композитора, но и как пианист. Пысь окончил Московскую консерваторию и участвовал во многих молодежных проектах последних лет. Композиторов объединяет и то, что они мастерски стилизуют. Пысь – автор экспериментальных пьес с использованием расширенных техник игры на инструментах, а также работает с массовыми жанрами и стилями (например, с рэпом или роком). Кабардоков параллельно с академическими сочинениями занимается киномузыкой. В его фильмографии – сотрудничество с режиссерами Александром Сокуровым, Алексеем Учителем и Кантемиром Балаговым.

Вечер хорошо дополнила беседа с композиторами о национальном, традиционном и новаторском в творчестве. В разговоре с Уваровым Пысь отметил, что при обращении к народной музыке для него важно отказаться от профессионального образования, европейского слуха и «вернуться к подлинным фольклорным интонациям». Бережное отношение к национальной традиции было хорошо заметно по двум его миниатюрам – душевной «Адыгской лирической» и игривом «Танце нартов», обе написаны для гармоники. Сочинения Кабардокова в этом концерте оказались наиболее европейскими по языку, хотя он часто обращался к кавказской музыке в других сочинениях. Сюита для флейты и фортепиано (флейта – Варвара Воробьёва, партия фортепиано – автор), красочная и загадочная, напоминала пьесы импрессионистов. В поэме для виолончели и фортепиано Reflections on a dream (исполняли Игорь Ботвин и автор), тоже очень таинственной, все же возникали народные черты, это отражалось в быстрых эпизодах с импульсивным ритмом.

На концерте было интересно наблюдать за тем, как смешиваются разные культуры: народные и академические жанры, национальные и классические инструменты. Этот микст – огромное поле для творчества, и хотелось бы, чтобы с черкесской музыкой, ее авторами и исполнителями познакомилось как можно больше слушателей.

Источник