Союз Композиторов России

Всероссийская общественная организация

uc@unioncomposers.ru

+7 (495) 629-52-18

Не Фрескобальди единым

Не Фрескобальди единым

«Наконец-то мы на таком концерте, где не будут звучать набившие оскомину сочинения от Фрескобальди, Палестрины с Глюком, Вивальди до Филипа Гласса…», – так предварил программу ведущий вечера в КЗЧ Юлиан Макаров. И пригласил на сцену первого героя – композитора Александра Клевицкого. Идея, чтобы авторы афористично, в 12 словах, комментировали свои сочинения, сработала по-разному. Кто-то был краток и говорил по существу, другие, как в «Поле чудес», произносили слова благодарности. Наверное, всем запомнился блестящий спич Алексея Рыбникова в финале, произнесшего поэтический экспромт в духе Блока: «Ликия исчезла в веках. Зло. Страх. Страдания. Любовь. Свет. Разве Ликии нет?»

Программа выглядела столь же пестро и разностильно, но стоит ли это воспринимать как недостаток? Если вспомнить многочисленные примеры из истории музыки, то все объединения – от «Могучей кучки» до «Шестерки» или, уже в наши дни, «МолОта» – как раз ценились за панорамность направлений, за персональный взгляд и индивидуальный язык.

Что получили слушатели, пришедшие в Концертный зал имени Чайковского? Набор композиторских имен первого ряда из Москвы, Петербурга и Казани и великолепные интерпретации от Госоркестра Республики Татарстан под управлением Александра Сладковского. Плюс солисты – Надежда Гулицкая, Юрий Башмет, Игорь Федоров, для которых исполняемые сочинения уже вошли в репертуар, а это очень важно. «Ведь если звезды зажигаются и играют современных композиторов – значит, это нужно», – можем мы сказать, перефразируя Маяковского.

Гала-концерт фестиваля не был заявлен как ярмарка новинок: каждый участник был волен выбрать произведение, наиболее выгодно его репрезентирующее – неважно, создано ли оно вчера или 20 лет назад. Только за Родиона Щедрина выбор, как показалось, сделал оркестр. Его «Озорные частушки» – замечательно сделанная, выигрышная оркестровая партитура, давно уже вошедшая в список классики XX века. Но, конечно, нынешний язык Щедрина иной, чем в 1963 году, давно сменивший частушечную смешливость на философскую мудрость пословиц.

В наши дни наиболее массовые и понятные сферы музыки – это эстрада и саундтреки, песенные мелодии окружают нас в повседневности: в кафе, магазинах, подземных переходах, звучат на большинстве каналов телевидения и радио… «Гимн музыке» Александра Клевицкого с участием Государственного Тульского хора и Камерного хора Московской консерватории (худрук обоих коллективов – Александр Соловьёв) и Вальс «Сюрприз на балу» из кинофильма «Сибирский цирюльник» Эдуарда Артемьева выдержали тест на демократичность, как, впрочем, и Симфония № 1 Антона Танонова. Его одночастный опус включал нарочитые столкновения лирических и апокалипсических эпизодов, что, по мнению автора, должно было выразить «взгляд из Вселенной на тот маленький мирок, в котором мы существуем».

Человеческие страсти на фоне красочного восточного ландшафта – так можно было бы охарактеризовать «Симфонические фрески» Рашида Калимуллина. Сочинение и вправду стало «визитной карточкой» своего создателя, объехало весь мир и исполнялось многими известными коллективами, такими, к примеру, как оркестр Гевандхауза в Лейпциге. В интерпретации ГСО РТ было много драйва, маэстро Сладковский извлек из партитуры максимум контрастов, так что слова благодарности, высказанные Р. Калимуллиным со сцены КЗЧ, были более чем справедливы и уместны.

«Застольная тема широко распространена и любима композиторами. Потому что настоящий автор должен знать толк как в творчестве, так и в застолье. Но только мастер может написать шесть вариаций на эту тему», – так шутливо, но не без «поддевки» анонсировал Юлиан Макаров исполнение опуса Александра Чайковского, мэтра отечественного композиторского цеха.

Умение писать интересно, с понятной драматургией, но с возможностью многозначного истолкования смыслов – эти качества А. Чайковского сполна проявились в «Шести вариациях на застольные темы» для кларнета и оркестра. Со сцены автор анонсировал программу юмористического свойства: «Пьяный произносит тост, заикается. Забыл, заснул, проснулся, выпил. Жизнь налаживается». Юмор и даже ирония и вправду присутствовали в этой музыке, благодаря многочисленным синкопам, глиссандо в джазовой манере, «вкусно» поданным артистичным Игорем Федоровым. Но сама музыка вполне могла бы стать иллюстрацией к страницам романов Достоевского, герои которого борются с чертовщиной внутри и вокруг себя.

Самым дискуссионным и сложным для публики стал получасовой Концерт для альта 38-летнего Кузьмы Бодрова – самого молодого из «Большой восьмерки» авторов. Он написал для Юрия Башмета чрезвычайно удобную, акустически выверенную и слышимую в любых тутти сольную партию. А это совсем непросто, учитывая, что альт совсем не громогласный инструмент. В Концерте заложена интересная идея постепенно расширяющегося пространства – солист вначале играет только одну ноту, потом делает шажок на секунду, и к концу играет развернутый монолог, в котором сфокусированы главные мысли сочинения. Развитие проходит несколько этапов, вздымаясь и опадая, как волна за волной. Но вот примета нынешнего времени: привыкшей к тизерам публике оказалось непросто вникнуть в логику происходящего.

Завершавшая вечер «Музыка Ликии» примирила знатоков и неофитов. Композитор в одном из интервью признался: «Для меня Ликия – одно из лучших мест на земном шаре, с древнейшей богатой культурой. Здесь жил и проповедовал Святитель Николай… Это земля с колоссальными историей и корнями. Кстати, в Турции жил святой, в честь которого я назван, – Алексий, человек Божий. Он очень много времени провел в Эдессе – сейчас это маленькое турецкое местечко Шанлыурфа, а когда-то это был настоящий духовный центр. У меня там в горах есть маленький домик в абсолютном уединении. И вот в этом укромном месте для творчества я и писал произведение под названием “Музыка Ликии”, в котором появляются странные образы, продиктованные самим этим местом и связанные с борьбой света и тьмы».

Первые же такты, где таинственно шелестел рейнстик, зацепили внимание, а дальше ритуальный танец с пьяццоллистым ритмом у ударных, наплывы оркестрового крещендо, исповедальный монолог, перебиваемый барабанной дробью, погружали зал в мистику древней цивилизации, воскрешенную фантазией Алексея Рыбникова.

«Нам важно было показать, что мы живы, что Союз композиторов возрождается», – прокомментировала миссию фестиваля Генеральный директор СК России Карина Абрамян.

Почин положен, ждем новых акций и концертов, где, вероятно, постепенно должны прозвучать сочинения остальных членов СК, коих на данный момент около трех сотен. Дорогу осилит идущий…

Источник