Всероссийская общественная организация

Союз Композиторов России

Основан
в 1932 г.

Кузьма Бодров: «Композиторские читки» – импульс для молодых композиторов быть смелее

01.06.2021

Кузьма Бодров: <br data-verified=

«Композиторские читки» – импульс для молодых композиторов быть смелее">ПЕРСОНАВ июне композитор Кузьма Бодров (КБ) станет одним из кураторов образовательного проекта «Композиторские читки» в Красноярске. Доцент Московской консерватории, приглашенный профессор Высшей школы музыки Катарины Гурски в Мадриде, преподаватель Российского института театрального искусства ГИТИС и Высших курсов сценаристов и режиссеров в Москве, автор многих симфонических партитур, а также произведений для театра и кино рассказал Владимиру Жалнину (ВЖ) о некоторых проблемах современного композиторского образования.

ВЖ Союз композиторов проводит «Читки» в разных российских городах уже третий год подряд. Кузьма Александрович, что будете обсуждать с молодыми авторами в Красноярске – ценные сведения о ремесле, индустрии или о продвижении своей музыки?

КБ Важно всё, что вы перечислили. «Читки» – импульс для молодых композиторов быть смелее, познакомиться с коллегами, узнать что-то новое. Пребывание на «Читках» особенно ценно для ребят из регионов, ведь у них не так много возможностей для творческого общения с Московским ансамблем современной музыки или московскими профессорами-композиторами.

ВЖ Во время вашей учебы были распространены композиторские лаборатории, подобные «Читкам»?

КБ Подобных лабораторий не было, да и возможностей у композиторов было не так много. Существовало молодежное крыло АСМ (Ассоциация современной музыки. – В.Ж.), но там занимались скорее «публичной поркой» («эта музыка несовременна!», «здесь нет ничего нового» и т.д.). Поэтому «Композиторские читки» – крайне важный и продуктивный формат. Здесь важен диалог на равных, а не догма «я учитель, и нужно делать только так, как я говорю». Кроме того, важен момент «живого» исполнения, когда слышишь, как меняется твое произведение, как акустически звучит тот или иной прием.

ВЖ А помните время, когда вы принимали участие в композиторских мастер-классах? Что было важно для вас тогда?

КБ Помню, в Московскую консерваторию с мастер-классом приехал Родион Щедрин. Он послушал мое сочинение и высказал всего два замечания: пронумеровать страницы и писать не карандашом, а чернилами. Сначала я был крайне удивлен этим замечаниям мэтра, ведь по существу музыки он мне так ничего и не сказал. Позже я попробовал писать чернилами, но ничего не вышло. Чернилами писать трудно: сочиняя с карандашом в руках, можно стирать написанное сколько угодно раз, а тут не получится. Это в корне изменило мой подход к композиторскому делу: несколько раз подумаешь, прежде чем записать готовый аккорд.

ВЖ Уже не первый год вы в составе жюри композиторского конкурса Зимнего международного фестиваля искусств Юрия Башмета. Насколько поменялся стиль молодых композиторов – стала ли музыка более понятной для слушателей?

КБ На конкурсе нет единой тенденции к упрощению или усложнению. В один год первую премию может получить произведение с изощренной композиторской техникой, в другой – достаточно понятная музыка, но настолько профессионально сделанная, что жюри единогласно отдает ей первое место. К примеру, так вышло с произведением Дениса Хорова на одном из первых конкурсов. К тому же у нас крайне пестрое жюри: Александр Чайковский, Оскар Бьянки, Валерий Воронов, Алексей Сюмак, я, Патрик де Клерк. И, конечно же, Юрий Башмет, который переиграл музыку всякой сложности, от Гии Канчели до Сергея Невского.

ВЖ Знаю, что одно время в жюри был композитор и музыковед Кшиштоф Мейер, известный достаточно авторитарным взглядом на музыку молодых авторов. Разделяете ли вы его подход в преподавании композиции?

КБ Кшиштоф Мейер – фигура. И дело даже не в том, что он лично знал Пендерецкого и Лютославского или написал блестящую монографию о Шостаковиче. Прекрасный педагог, он объективен, но беспощаден… Преподавая композицию, нужно быть крайне деликатным, как мне кажется. Иногда педагог всячески направляет твой стиль, но есть и такие, которые стараются не мешать. Думаю, нельзя перестраивать человека. Сказать: «Ты слишком сложно пишешь»? Нет, нужно работать с тем, что есть у молодого композитора. Плюс природа и музыкальный вкус подскажут верный путь.

МЖ А как с вами занимался композицией Александр Чайковский? Направлял или не мешал?

КБ Александр Владимирович часто говорил мне: «Кузьма, ни в коем случае не сворачивай со своего пути. Пиши так, как слышишь». И я поддерживаю эту принципиальность и смелость. С Чайковским мы никогда не корпели над каждым отдельным аккордом. Я приносил большие внятные фрагменты, и тогда уже мы работали над формой. Многие детали композиторского ремесла я узнал из партитур ХХ века, многое «подсмотрел» у классиков.

ВЖ У классиков?

КБ Да, у классиков многому можно научиться. К примеру, у Моцарта в музыке всегда есть строгая система – тактовая, аккордовая, высотная или динамическая. В «Юпитере» он пишет сложнейшее фугато: если первые четыре вступления идеальны, то на пятое происходит слом. Композитор намеренно разрушает полифоническую структуру, наступает царство гомофонного стиля. Думаю, подобный взгляд полезен для молодых – в собственных партитурах начинаешь искать закономерности развертывания или не бояться ломать уже найденную схему.

ВЖ Многие композиторы, выпускающиеся из консерваторий сегодня, задаются вопросом, как зарабатывать на своей музыке. Что бы вы посоветовали?

КБ Когда ты создаешь музыку, важно понимать, кто будет ее играть – МАСМ или «Виртуозы Москвы», Opensoundorchestra или Российский национальный оркестр. Важно с самых первых курсов общаться с исполнителями, понимать их желания, возможности… Большое значение для композитора имеют и рекомендации. Это прямой путь к заказам. Если молодой композитор идет в театр или кино, то режиссер, как правило, опасается неизвестности.

ВЖ Ваша успешная судьба в театре и киноиндустрии сложилась благодаря рекомендациям?

КБ В театре я много работаю с Дмитрием Крымовым. В свое время несколько человек рекомендовали ему обратиться ко мне. Он послушал мою музыку, и она откликнулась в нем. С тех пор много постановок сделали вместе. Недавно выпустили спектакль в Мастерской ПетраФоменко «Моцарт “Дон Жуан”. Генеральная репетиция». Как мне кажется, это одно из самых больших достижений Крымова как театрального режиссера.

ВЖ А в кино?

КБ Во всех трех случаях я получил предложение случайно, только благодаря тому, что кто-то посоветовал кинорежиссерам ко мне обратиться. В первом случае это был Павел Лунгин, во втором – Костя Хабенский, с которым мы делали «Собибор», а сейчас у меня проект с Андреем Кравчуком и Алексеем Учителем. Работаем над фильмом, который посвящен взятию Пальмиры.

ВЖ Недавно Союз композиторов России объявил о программе творческих заказов «Ноты и квоты». Как вы считаете, нужна ли система заказов композитору сегодня или это будет ограничивать его?

КБ Безусловно, система заказов нужна, а шаг, который предпринял Союз композиторов, вызывает уважение. Важно, что заявку будут подавать исполнители-солисты или творческие коллективы, которые хотят сыграть новые партитуры современного композитора. За этим я вижу идею избежать эстетического конфликта. Коллективы будут решать, какого композитора им хотелось бы исполнить, а Союз композиторов выплатит композиторам-победителям щедрый гонорар за новые сочинения.

Автор текста Владимир Жалнин

Источник