Союз Композиторов России

Всероссийская общественная организация

uc@unioncomposers.ru

+7 (495) 629-52-18

Музыкальную форму еще не отменили. Композиторские читки. День второй

21.07.2018

По наблюдениям Юрия Воронцова, современные композиторы успели разделаться пока только с мелодией, гармонией и оркестровкой

В Союзе композиторов России прошел второй день «Композиторских читок» – цикла профессиональных встреч для узкого круга музыкантов, в ходе которого молодые композиторы показывают свои опусы опытным профессионалам в области композиторского ремесла и современного музыкального исполнительства.

Куратором второго дня из стана композиторов стал Юрий Воронцов – один из самых знаменитых ныне действующих профессоров Московской консерватории, чью репутацию подтверждают систематические победы его учеников на композиторских конкурсах.

По сравнению с огненной радикалкой Настасьей Хрущёвой, сделавшей первый день «Композиторских читок», Юрий Васильевич предсказуемо выглядел традиционным хранителем профессии.

Однако он оказался не менее современно мыслящим педагогом, кто указал на то, что ныне академический комплекс умений выпускника профильного композиторского вуза ничего не гарантирует – поскольку на композиторской территории стали успешно действовать дилетанты, не кончившие ровно ничего, отдаленно напоминающего Консерваторию или Гнесинку.

Будущим композиторам Юрий Воронцов посоветовал неустанно «сканировать» достижения авторов в смежных областях изобразительного искусства или литературы.

В качестве исторических ориентиров Юрий Воронцов неоднократно приводил имена Альфреда Шнитке, Эдисона Денисова (которого называл «рыцарем современной музыки»), а также Николая Корндорфа: этому бескомпромиссному композитору Воронцов даже посвятил целое поучительное и прочитанное вслух эссе.

В своей лекции гуру Воронцов коснулся множества важнейших композиторских тем – от выбора удачного названия до безукоризненного оформления титульного листа. Анализируя опусы младших коллег, предоставленных ему для разбора, он ни разу не усомнился в выборе направления или стиля, но каждый раз находил точные подсказки для будущего развития идей ищущих авторов.

И, как на заказ, молодые композиторы во второй день «Композиторских читок» предъявили диапазон направлений: тут был и сумрачный опус петербургского интеллигента, влюбленного в секунды и терции, и сеанс китайского единоборства для флейты соло с самой собой.

В последнем опусе блеснул флейтист Иван Бушуев, артист Московского ансамбля современной музыки (МАСМ) и просветитель молодых. Он веско и доходчиво объяснил подающим надежды композиторам, что даже самые смелые идеи могут быть адекватно отражены в нотации: мысль композитора и то, как она записана нотами, должны по возможности соответствовать друг другу. Тут в пример шли сочинения Лучано Берио, Тору Такемицу, Сальваторе Шаррино, Брайана Фёрнихоу и, конечно, Хельмута Лахенмана. Последний, со слов Ивана Бушуева, настаивал, что сочинитель партии там-тама должен досконально знать все произведения с участием там-тама, написанные кем-либо когда-либо до него.

Композитор Юрий Воронцов, выступая перед начинающими коллегами, тоже ссылался на известные имена. Пусть в музыке «незвуков» (оказалось, в Московской консерватории применяется такой термин, означающий предпринятое с середины ХХ века расширение исполнительских возможностей традиционных инструментов) отменены понятия мелодии, гармонии и инструментовки, но понятие формы доселе не забыто. И Воронцов привел в пример двух композиторов. Это было неожиданно и трогательно.

Один из этих двух композиторов – Георгий Дорохов, ныне покойный, не доживший до 30 лет. В своих ключевых произведениях он не употребил ни одного звука, традиционно считавшего музыкальным, даже и в произведении «Рондо» – только одни «незвуки». Тем не менее, когда Воронцов экзаменовал учеников на предмет досконального знания симфоний Моцарта, Бетховена, Чайковского и Шостаковича (а это означало помнить насквозь всю партитуру, не глядя знать каждую ноту и каждую деталь инструментовки в каждом такте), именно Дорохов оказывался самым знающим.

Второй, кто безупречно, по мнению Воронцова, чувствует контуры формы – Дмитрий Курляндский. (Именно Курляндский, когда умер Георгий Дорохов, высказался: «Русская музыка потеряла своего крайнего левого».)

В воскресенье, в третий и последний день куратором «Композиторских читок» станет именно Дмитрий Курляндский.

Пётр Поспелов

На вопросы корреспондента Союза композиторов ответил композитор – куратор дня – Юрий Воронцов:

– В чем вы видите важность проекта «Композиторские читки»?

– Мне радостнее всего то, что представлены небольшие города России, не только Москва и Петербург. Это продвижение современной музыки в другие центры. Очень хорошо, что приехали ребята из разных городов и что они здесь знакомятся – это будет новое братство, даже если возникнут только отдельные контакты. Вы делаете важное дело по России, создавая паутину личных связей, потому что личные связи могут дать хороший результат.

– Важно ли, что работы композиторов оценивают музыканты Московского ансамбля современной музыки (МАСМ)?

– Это наша элита. Есть всего два ансамбля в Москве, мы их знаем. МАСМ и Студия новой музыки. Хорошо, что у молодых композиторов есть возможность с ними пообщаться, услышать их непосредственную реакцию. Это они будут вспоминать всю жизнь.