Союз Композиторов России

Всероссийская общественная организация

uc@unioncomposers.ru

+7 (495) 629-52-18

Премьера мюзикла Александра Клевицкого «Собака на сене» в Московской оперетте

07.03.2018

Александр Клевицкий: «Первый настоящий мюзикл я увидел благодаря Пахмутовой»
В Московской оперетте — премьера мюзикла «Собака на сене» по пьесе классика испанского золотого века эпохи Возрождения Лопе де Вега.
Режиссер Татьяна Константинова разворачивает основной сюжет пылко, в согласии с лучшими традициями жанра. Здесь любовь играют со вкусом и знанием дела, сочно и темпераментно, капризно и обаятельно. Зрителя переносят в яркую костюмную историю, где герои — страстные, чувственные, гордые, предприимчивые. Сердечные отношения аристократки Дианы и бедного секретаря Теодоро, безудержные амбиции соискателей ее руки и горячие порывы слуг разворачиваются на солнечной площади испанского городка и в сумерках дворцового сада с фонтаном. Задушевный вокал и энергичное фламенко, гитарные переборы в сопровождении оркестра и пластика неоклассических адажио, роскошные костюмы и лукавая актерская игра, романтическая наивность и простодушные розыгрыши. Хеппи-энд, в чем никто не сомневается, действует как придающий силы бонус, столь необходимый в нынешнюю снежную и холодную весну.
О новой работе над трогательной, веселой, лирической комедией «Культура» побеседовала с автором музыки «Собаки на сене» Александром Клевицким. Композитор, а кроме этого, художественный руководитель и главный дирижер Академического большого концертного оркестра имени Юрия Силантьева, убежденный мелодист и приверженец классической эстрады. Мюзиклы и сочинения для кино соседствуют в творчестве Клевицкого с произведениями в академическом и джазовом стилях.
культура: Как Вы попали в Московскую оперетту?
Клевицкий: Здесь шел когда-то спектакль под названием «Эспаньола, или Лопе де Вега подсказал» по комедии «Собака на сене». Театр решил его восстановить. Нашли старые партитуры и пригласили меня для того, чтобы сделать современную аранжировку. А я предложил сочинить новую музыку с условием: если понравится — начнем, если нет — вернемся к прежнему. Первые эскизы получились, сложилась команда, все загорелись идеей. Ноты я написал быстро, буквально в течение полутора месяцев. Конечно, когда начались репетиции, что-то менялось и уточнялось, чтобы артистам было удобнее петь. В общем, нормальная, профессиональная работа над материалом.
культура: Давно увлеклись мюзиклом?
Клевицкий: В 1988 году в Москву впервые приехал настоящий бродвейский мюзикл — «Кошки» Ллойда Уэббера. Билетов — не достать, ажиотаж нешуточный. Тогда я служил в Союзе композиторов вместе с Александрой Николаевной Пахмутовой, и она мне подарила свой билет со словами: «Саша, тебе это важнее, чем мне». Сидел на пахмутовском месте, и прелестная кошка, выбегающая в зрительный зал, остановившись рядом со мной, трогательно погладила меня лапкой по плечу. Спектакль произвел такое впечатление, что буквально сразу я сочинил свой первый мюзикл «Джельсомино в стране лжецов» по Джанни Родари. Он с успехом шел в Петербурге, а в Москве его поставил талантливый, безвременно ушедший Григорий Гурвич.
культура: Что отличает этот жанр от прочих?
Клевицкий: Безграничная свобода творчества. Мюзикл впитывает все, что существует в культуре: от приемов классической оперы до авангарда, от кабаре до песен, от рока до джаза. Такой вот микст. В помощь кроссовер — замечательное переплетение разных направлений, вольное объединение вечной классики и актуальной современности. Подобные опыты оппоненты обзывают «эклектикой», сторонники же именуют доброжелательно «полистилистикой».
Продюсеры наших дней часто объявляют себя первооткрывателями мюзикла в России. Это не так. «Волга, Волга», «Веселые ребята» да и другие комедии, снятые Григорием Александровым с блестящей музыкой Исаака Дунаевского, — настоящие образцы жанра. Да и на сцене мюзиклы ставились, просто назывались иначе: рок-операми или музыкальными спектаклями. Так что нам эта культура не чужда, она давно прижилась на благодатной русской почве.
культура: В Вашей «Собаке на сене» вся музыка — и жанровые песенки, и танцы, — пронизана испанским колоритом. Даже в классических опереточных ариях ощущается средиземноморская нега. Увлечены этим солнечным краем?
Клевицкий: Очень люблю эту страну. Ее культура вдохновляла многих композиторов — Чайковского, Глазунова, Рахманинова… А «Арагонская хота» Глинки! Перед тем как писать, я познакомился с большим количеством фольклорных песен и народных танцев: сколько в них силы, страсти, гордости. В «Собаке на сене» есть несколько исконно испанских вокальных номеров — я просто сделал свою аранжировку, а некоторые написал с чистого листа. Удивительно, но сейчас уже не сразу могу понять, какие арии мои, какие — стилизации. Секрет особых интонаций в том, что испанской мелодике присущ фригийский лад со второй пониженной ступенью, который я частенько использовал в «Собаке на сене».
культура: Во время спектакля сцену не покидает красавец-гитарист, голос его инструмента словно комментирует события. Зачем это понадобилось?
Клевицкий: Когда мы окончательно решили взяться за постановку, директор театра предложил вывести на сцену гитариста, чтобы он зрительно воспринимался как символ Испании, где разгорается любовь главных героев Дианы и Теодора, а его музыка проходила бы сквозным лейтмотивом. Прослушали многих и остановили выбор на отличном инструменталисте Евгении Савенко. Профессионал с высшим образованием, он блестящий исполнитель, и, как мне кажется, его образ и виртуозная игра — украшение спектакля.
культура: У Вас ведь свои отношения с гитарой?
Клевицкий: Умею играть, правда, давно не занимался техникой. Мне было приятно, когда Женя сказал, что партию гитары написал понимающий инструмент композитор. Сейчас, когда Женя полностью вошел в материал, я ему разрешил импровизировать, кое-что иногда он добавляет от себя.
культура: Популярные песни Геннадия Гладкова из фильма не сковывали воображение?
Клевицкий: Так получилось, что я прозевал этот фильм, не видел его. В процессе сочинения возникал соблазн восполнить пробел, но — сдержался. Послушал замечательную музыку Гладкова уже после того, как закончил партитуру. Перед нами изначально стояли разные задачи. Гладков создавал киномузыку, и жанр выдержал точно. Я же писал произведение крупной формы по законам музыкально-сценической драматургии, с развитием тем и образов. Два разных композитора, две точки зрения, два жанра — интересно, по-моему.
культура: Процессом подготовки спектакля довольны?
Клевицкий: Сегодня Московская оперетта в России и, может быть, в Европе — один из лучших театров, техника которого позволяет осуществлять невообразимые постановки. Потрясающие машинерия, свет, звук, ансамбль профессионалов и, самое главное, внимание со стороны руководства театра. Директор Владимир Тартаковский точно знает меняющийся зрительский спрос и соответствует ему. Как продюсер он много души вкладывал в наш спектакль, присутствовал практически на всех репетициях. Здесь я встретил талантливого режиссера Татьяну Константинову, она прошла актерский путь, знает театр досконально. В наш союз единомышленников вошли и хореограф Ирина Корнеева, поставившая много танцев для разных мюзиклов, и автор декораций художник Виктор Архипов, и создавшая отличные костюмы Светлана Логофет. Сложилась удивительная творческая атмосфера. Все прислушивались друг к другу и абсолютно точно понимали, что делали и для чего.
культура: Актеры работают с воодушевлением и радостью. Как оцениваете команду исполнителей?
Клевицкий: Очень яркие, одаренные ребята. Восхищен Еленой Зайцевой — красива, благородна, с замечательной вокальной школой. Василиса Николаева — актриса тонкая, своеобразная. Особо ценно, что их Дианы не похожи. Хороши Теодоро — Леонид Бахталин и Павел Иванов, тоже представившие несхожие характеры. Казалось бы, название одно, музыка одна, постановка одна, а получаются два разных спектакля.
культура: Вас долго воспринимали как композитора развлекательных стилей, но последние годы все чаще звучат сочинения, написанные в академическом жанре. Область серьезной музыки не покинули?
Клевицкий: Написал трехчастную симфонию, но пока не определился с названием. Я остро чувствую конфликты, раздирающие мир и мешающие людям жить в гармонии. Наступил ХХI век, а борьба, столкновения, раздоры, катастрофы продолжаются. Счастлив, что высказался, очень уж давило, эмоции переполняли. Сейчас работаю над партитурой.
культура: Сочинение исполнит Академический большой концертный оркестр имени Юрия Силантьева?
Клевицкий: Пока не готов ответить. Музыка написана для симфонического оркестра. У нас именно такой коллектив. Он, правда, в отличие других, имеет ритм-секцию, да и исторически «заточен» под другое направление. С победного 1945-го — года его рождения — и до сегодняшнего дня основу репертуара образовывали советская песня, популярные программы, конкурсы, фестивали, торжества и юбилейные вечера. Но эта специализация не исключает исполнения академической музыки: нам доступен материал любой сложности. Так что проблем не вижу. Один раз попробовали по черновику небольшой фрагмент из симфонии. Оркестранты потом подходили и говорили, что хочется играть дальше. Это — показатель, потому что настоящих профессионалов не обманешь.

Елена Федоренко

Читайте о премьере в газете Культура и в материале «Российской газеты»